Законсервированные Dead Can Dance

Северную столицу 3 апреля ожидает визит группы Dead Can Dance , успевшей отметиться почти на всех уровнях современной культуры.

Британцы Лиза Джеррард и Брендан Перри познакомились в Мельбурне в те времена, когда мир был охвачен панк-лихорадкой. Брендана не миновала чаша сия, и он успел прославиться как гитарист ключевой панк-группы Новой Зеландии, а Лиза пыталась завоевать австралийскую музыкальную сцену странными песнями, на придуманном ею же языке, положенными на причудливые фолковые мотивы. В конце концов, дороги этой пары пересеклись в основанном Перри проекте Dead Can Dance . Не получив порции народной любви на Зеленом Континенте, молодая команда отправилась завоевывать место под простуженным солнцем Туманного Альбиона, в самое сердце рок-н-ролла. Поход в этот «музыкальный Мордор» и принес группе популярность.

Свою первую запись группа сделала в переоборудованной под студию церкви. Звучание получилось очень странным, буквально потусторонним. С этого момента группа проделала свой величественный путь от готики до неповторимого звучания, став законодателями музыкальной моды. Dead Can Dance стали носителями своего собственного, недоступного другим, музыкального ноу-хау. В этом общественность с легкостью убедил альбом Within The Realms Of Dying Sun , который не подходил ни под какие музыкальные термины и определения. В ответ на ярлыки, вешаемые отчаявшимися критиками, которые не успевали выдумывать определения тому, что играет группа, Dead Can Dance изящно совмещали электрогитары, старинные музыкальные инструменты и волынки в одной песне. Они спокойно перемешивали академическое звучание духовых инструментов с авангардными мотивами, а потом так же легко и непринужденно совмещали протоэтнопоп со струнными, грамотно приправляя все это великолепие вокальными этюдами в духе XVII — XVIII веков.

Музыканты окончательно убили привыкших к классическому року слушателей альбомом Serpent ’ s Egg , где эклектичность их музыки достигала своего апогея. Как ни странно, на тот момент, большую популярность Джеррард и Перри завоевали в мире кино. Они были буквально завалены предложениями написать музыкальное сопровождение к тому или иному фильму. Собственно говоря, именно этим одиозная пара и занималась до 1998 года, параллельно продюссируя других музыкантов и занимаясь сольными проектами. В 1998 же они, проработав бок о бок 18 лет и успев записать 7 альбомов, предали проект Dead Can Dance забвению.

Пока Перри изредка светился на близких по скромности к инди трибьютах, Джеррард активно завоевывала титул лучшего кинокомпозитора, начав с нескольких партий в «Гладиаторе» с Расселом Кроу. Позднее она писала саундтреки к божественному в прямом смысле слова творению Гибсона «Страсти Христовы» и мистическому хоррору «Константин» с Киану Ривзом.
Теперь поклонники Dead Can Dance могут заходиться в религиозном экстазе и воздавать хвалы небесам, так как группа отправилась в мировое турне. Не стоит, конечно, идеализировать. Причины у группы не только искусства ради, но и коммерции для. Музыканты организовали турне в поддержку двойного сборника хитов. В принципе, распространенный шаг, и довольно предсказуемый среди таких музыкальных китов. Однако, всегда воспринимаемый фанатами, у которых группа осела в сердце именно в самом расцвете сил и на пике своих способностей, с бурным восторгом. Не нужно им разочарований в виде сдающих идолов, которые пытаются делать что-то новое, ударяясь, чаще всего, в самоплагиат. В случае с Dead Can Dance , задумываться о том, что группа «сдала» даже и не приходится, когда читаешь восторженные отклики европейских фанатов. А они взахлеб рассказывают о том, что Перри дважды за концерт берется за волынку, исполняя Severance и Salterello , а Джеррард все так же завораживает своим потусторонним голосом, исполняя некоторые композиции a — capella . Плюс, на сцене творится какое-то безумие с участием цимбал, лэптопов, тамбуринов и прочих диковинных сочетаний инструментов. Dead Can Dance каким-то образом удается быть наглухо законсервированной группой, которая не поддается ни веяниям моды, ни старению. Они продолжают пользоваться услугами любых музыкальных течений в поисках вдохновения, но выглядят настолько индивидуально и «вне времени», оно настолько на них не влияет, что действительно возникает какое-то потусторонне ощущение. Питерцы смогут убедиться в этом, посетив в БКЗ «Октябрьский» 3 апреля.

Автор: Григорий Туманов
Источник: http://www.yoki.ru