Возрождающаяся и возрождающая

В чем же уникальность белорусской дуды? Вот как на этот вопрос отвечает один из родоначальников движения за ее возрождение, мастер и музыкант Тодор Кашкуревич: “Белорусская дуда выделяется в Европе не только конструктивными особенностями, но и своей уникальной мифологией. Фактически она не является музыкальным инструментом в прямом смысле слова, потому что очень сильно связана с обрядовой сферой, с моделью мироздания дохристианского мира. Сохранилась полесская песня, в которой говорится, что дуда изготавливалась из жертвенной козы. Как известно, коза очень часто использовалась в ритуалах жертвоприношения разных народов. Очевидно, что игра на дуде из принесенной в жертву козы имела магический смысл, как и все предметы, связанные с этим языческим ритуалом. Смыслом его было перерождение мира и возрождение его в новом качестве…”.


Белорусскую дуду сегодня можно назвать состоявшимся национальным инструментом и отправной точкой для новых творческих поисков

Уже несколько десятков лет независимые исследователи, мастера народных инструментов и фолк-музыканты ведут напряженную работу по возвращению в национальный культурный контекст одного из самых таинственных и уникальных музыкальных инструментов — белорусской дуды. Особое место в ряду подобных усилий, несомненно, занимает прошедший недавно фестиваль “Дударскi фэст”.

Анатолий МЕЛЬГУЙ

В чем же уникальность белорусской дуды? Вот как на этот вопрос отвечает один из родоначальников движения за ее возрождение, мастер и музыкант Тодор Кашкуревич: “Белорусская дуда выделяется в Европе не только конструктивными особенностями, но и своей уникальной мифологией. Фактически она не является музыкальным инструментом в прямом смысле слова, потому что очень сильно связана с обрядовой сферой, с моделью мироздания дохристианского мира. Сохранилась полесская песня, в которой говорится, что дуда изготавливалась из жертвенной козы. Как известно, коза очень часто использовалась в ритуалах жертвоприношения разных народов. Очевидно, что игра на дуде из принесенной в жертву козы имела магический смысл, как и все предметы, связанные с этим языческим ритуалом. Смыслом его было перерождение мира и возрождение его в новом качестве…”.

Печально, но белорусская дуда в 30-е годы минувшего столетия была исключена из списка основных народных инструментов, и долгое время об исполнителях и особенностях национальной школы игры на ней практически ничего не было известно. Однако благодаря усилиям энтузиастов — Алеся Лося, Тодора Кашкуревича, Владимира Пузыни, Виктора Кульпины — этот инструмент начал постепенно возвращаться к белорусским исполнителям и слушателям.

Первым этапом процесса стало исследование дударской традиции. Для этого необходимо было отправиться со специализированными экспедициями туда, где фольклористами было зафиксировано наибольшее количество упоминаний о дуде, — в северные районы Беларуси. Такие поездки совершили А. Лось и Т. Кашкуревич. Они записали воспоминания жителей сел Витебской области о тех дударях, которые еще в 40-50 годы играли на сельских танцах. Люди вспоминали их имена, рассказывали о репертуаре исполнителей… Весь материал фиксировался на видеокамеру и позже был использован для дальнейшей исследовательской деятельности.

Кроме этого, в Лепельском краеведческом музее обнаружился истинный “ковчег завета” для белорусских поклонников данного инструмента — точно датированный (по дате рождения владельца Ивана Мисько — 1877 год) и до сих пор идеально функционирующий инструмент прекрасной художественной работы, который сегодня признан эталоном национальной разновидности инструмента — белорусской дуды.

Образцами, которые послужили фундаментом для возрождения национальной исполнительской школы, стали нотные записи мелодий для дуды народного музыканта Г. Славчика, опубликованные фольклористами в одном из томов серии “Беларуская народная творчасць”, посвященном инструментальной музыке.

Исследователи выяснили, что на территории Беларуси бытовали три основных вида инструмента — однобурдонная, двухбурдонная дуды и дуда-матянка. Новые открытия вдохновили на дальнейшие поиски и эксперименты, в результате которых белорусская дуда производства местных мастеров пополнила инструментальный арсенал фолк-исполнителей, музыкальных групп медиевальной (средневековой) направленности, рок-исполнителей (группы Znich, Neuro Dubel), изучается в Белорусском государственном университете культуры и даже стала солирующим инструментом в Государственном академическом народном оркестре имени И. Жиновича.

Перечисленные выше факты стали основой для нового полнометражного документального фильма “Старыя iнструменты Беларусi” (режиссер Д. Сосновский), который недавно был показан белорусским зрителям. Эта лента, созданная для канала Discovery, рассказывает об истории и возвращении таких забытых инструментов, как лютня, лира, гусли, сурма. Также большое место в ней уделяется истории и возрождению белорусской дуды. С любовью к историческому прошлому Родины, ее традициям мастера народных инструментов и музыканты А. Лось и Т. Кашкуревич повествуют об итогах своей многолетней исследовательской и практической работы. И эти результаты впечатляют: возрожденные белорусские дуды отличаются ни на что не похожим тембром, экспрессивным звуком, необычайными исполнительскими возможностями и оригинальным внешним видом.

Но одно дело — увидеть на киноэкране и совсем другое — “живое” концертное звучание! И у слушателей появилась возможность оценить достоинство этого, безусловно, завораживающего инструмента во время “Дударскага фэсту-2007", который недавно прошел в концертном зале ”Минск" и в клубе “Степ”.

Его инициаторы — Т. Кашкуревич, А. Лось, музыканты группы “Стары Ольса”, молодежная инициатива БМАgroup — приложили немало усилий, чтобы развенчать миф, будто бы волынки (международное название — bagpipe) — атрибут исключительно шотландской культуры. Для этого в Минск были приглашены несколько коллективов и исполнителей, которые представили bagpipe в различных европейских разновидностях.

Например, польские музыканты из капеллы Dudziarzy Wielkopolski и Kapela Kozlarska познакомили аудиторию с региональным типом bagpipe, который доминирует в Польше. В эти инструменты воздух подается с помощью мини-горна, который крепится к локтю музыканта. Гуральскую (горскую) исполнительскую традицию представил польский музыкант Шымон Бафия.

А вот исполнитель из Японии Ютаки Бан восхитил публику своей универсальностью, уважением к культуре других народов. Музыкант продемонстрировал звучание болгарской гайды, а также словацкой разновидности волынки. Мелодии в его исполнении были пронизаны восточной созерцательностью, философскими рефлексиями, что закономерно для жителя Страны восходящего солнца.

Петербуржец Стас Зубков познакомил белорусских слушателей со звучанием очень популярной в Европе галисийской волынки. Под его мелодии столичная молодежь разучивала старинные европейские танцы. После завершения выступления Стас и сам присоединился к танцорам, лихо отплясывавшим на танцполе.

Шведскую волынку и по-северному неторопливые мелодии этой страны представил публике победитель прошлогоднего фестиваля молодых исполнителей на белорусской дуде Юрась Панкевич. Певучие латышские мелодии были озвучены на латышской волынке единственной в Беларуси девушкой-исполнительницей на этом инструменте Оксаной Костян.

Отсутствие колоритных волынщиков из Шотландии (организаторы уверяют, что временное!) было восполнено музыкантами отечественными. Члены группы “Стары Ольса” Дмитрий Сосновский, Андрей Апанович, Алесь Чумаков на шотландских волынках (хайлендах) исполнили классику, сделавшую шотландский инструмент всемирно известным. А вслед за этим А. Чумаков и его коллеги из группы “Келiх кола” дали слушателям почувствовать возвышенно-романтический аромат ирландской исполнительской школы.

Для организаторов “Дударскага фэсту” было важно показать не только разнообразие инструментов и школ игры на них, но и место белорусской дуды в европейском контексте.

Национальную исполнительскую школу в этом году представили такие известные коллективы, как “Стары Ольса”, “Лiцвiны”, “Келiх кола”, Testamentum Terrae, “Стара Лiтва”, у которых белорусская дуда — лидирующий инструмент. Их вдохновенная игра и высокое исполнительское мастерство были восприняты белорусскими слушателями как своеобразное откровение. Особенно восхищал аудиторию исполнительский состав группы “Стары Ольса”. По универсальности, виртуозности и артистичности этим музыкантам не было равных на фестивале!

С большим успехом представили итоги своих творческих исканий молодые солисты и коллективы: группы старинной музыки “Лiцвiнскi хмель”, “Гальярда”, “Джамбiбум”, “Яварына”, фолк-группа “Рада” (Заславль), капелла К. Трамбицкого (БГУК), дуэт Натальи и Дениса Сухих, мастер народных инструментов и музыкант Алесь Сурба, познакомивший слушателей со звучанием уникальной дуды-матянки собственного изготовления.

Особым накалом отличалось выступление на концерте молодой medieval-metal-группы “Лiтвiн-троль”, синтезирующий в своем творчестве особенности модных экстремально-музыкальных направлений и звучание белорусской дуды. Отметим, что выступление этой группы и ее версия песняровской песни “Пахне чабор” стали эмоциональной вершиной “Дударскага фэсту-2007".

Высокий исполнительский уровень молодых музыкантов, их продуманный и сбалансированный репертуар говорят о том, что на нашей постфолковой и медиевальной сцене ветеранам есть достойная смена, которая видит в белорусской дуде уже состоявшийся национальный инструмент и источник вдохновения для новых творческих поисков.

На фотографии: финал "Дударскага фэста".  Участники фестиваля играют народную белорусскую дударскую песнь "Зайграй жа, дударочку", которая стала гимном фестиваля.

Источник: http://www.belmarket.by/