Ветер в килт

"Семь футов под килтом", несомненно, замечательное название. Собрать полные клубы любителей фолка, научить их любить металл и прог и называть его кельтской музыкой, раскрутиться на аритмичном, сложном звучании и после этого заиграть простые бравые песенки, выйти на сцену и спеть семь футов под килтом. Показывать — это тривиально.

Когда-то много профессиональных музыкантов, одетых кто во что горазд, вышли на сцену одного из фолк-фестивалей с программой довольно тяжёлой, замысловатой музыки и вызвали недоумение на грани испуга. Недоумевали любители волынок и колокольчиков, аутентичного звучания, антуражных костюмов и ритмичных танцев. А пугал их невысокий мужчина в килте, сновавший по сцене с кожаным барабанчиком; он почти ничего не делал, и его роль была тем яснее — он здесь затем, чтобы все сильно и надолго полюбили Tintal.

Бытует мнение, что именно так начался путь к звёздам этого, не побоюсь слова, самобытного коллектива. Почему они выбрали именно шотландскую тему для своих инструментальных провокаций — остаётся загадкой. Но разработали её на славу. Фёдор Воскресенский отрастил бороду, но больше никому не страшен — его и группу действительно полюбили, несмотря на то, что половина коллектива всё равно не носит шотландскую одежду. Он стал больше петь и менее яростно долбить в барабан — но только после того, как в зале появилось достаточно слушающих. Зато теперь у Tintal есть танцевальный номер и фаер-шоу.

К сожалению, танцев с огнём на презентации второго альбома не показывали, но заполнили трёхчасовую программу любимыми и новыми песнями — то есть всеми, что были в наличии. Ближе к одиннадцати Фёдор честно признался, что композиции закончились, и пришлось сыграть повтор. Время было рассчитано очень правильно — в промежутках группа общалась с залом. Это — приятная особенность праздничных концертов, ведь именно в такие дни музыканты особенно искренни и душевны с поклонниками. Бывает, правда, что эгоистичные группы просто напиваются в памятный для себя день, после чего несут со сцены околесицу и кидаются бутылками с водой. Но Tintal помнят не только о себе — шестого октября они вспомнили, кажется, всех, кого когда-либо встречали на творческом пути. К середине концерта можно было запросто покраснеть от сознания собственного невежества, столько незнакомых имён примечательнейших людей огласил со сцены Фёдор.

Два имени, к счастью, знакомых, материализовались — Сергей Калугин и Инна Желанная исполняли свои номера с диска Тинтала. Сергей оказался на пустой сцене в розовом свете софитов, и банальная затяжка сигаретой получилась у него настолько шикарной, что её можно считать одним из важных впечатлений вечера. Инна пела красивую лёгкую песню, своим появлением ещё раз подтвердив, что массовое неразличение между музыкой Тинтала и фолком коснулось даже профессиональных музыкантов; тем лучше.

Ещё одним "человеком от фолка" на презентации оказался Дмитрий Фролов, постоянное присутствие которого на сцене поначалу казалось чем-то вполне разумеющимся. Со временем пришла мысль, что Хелависы-то нет, а значит что-то не так, но там и Фёдор помог, объявив очередную благодарность в адрес Димы, который за три дня выучил всю программу группы и смог подменить Спаратака Проценко, обретавшегося на тот момент в далёких США. На самом деле, не такой уж он и фолкер, этот Фролов, даром что барабанщик Мельницы. Только настоящие металлисты с русыми, как у него, кудрями умеют давать барабанные соло, после которых уши закладывает от девичьего визга. А вот чего не умеют и прежде виданные мной металлисты, так это выйти после соло к микрофону, и не скучно поклониться, а продолжить партию ударных. Имитировать голосом ещё несколько минут. Это было даже эффектнее, чем сигарета Калугина.

Вот, пожалуй, и всё, что нужно сказать о прошедшем шестого октября в клубе Точка шоу, ведь должен же быть у репортажа конец, в отличие от праздника, который теперь всегда будет с нами. Семь футов и там, и там, капитан Воскресенский, ваш металлический корабль поразительно хорошо звучит.

Источник: http://www.zvuki.ru