Слыша слово «волынка», мы невольно представляем

Слыша слово «волынка», мы невольно представляем себе Шотландию и марширующих по улицам мужиков в юбках. Однако родина этого инструмента совсем в других краях, где-то на Среднем Востоке, в древней Месопотамии. Во втором веке нашей эры те или иные разновидности волынок использовали по всему миру, от Индии и Египта до территории современной Испании и Франции. В Европу волынка попала благодаря странствующим музыкантам. Не последнюю роль в появлении этого инструмента на Британских островах сыграли и римляне: имперские легионы маршировали под музыку волынщиков.

Рассказывают, что на этом инструменте играл сам император Нерон. Так ли это, доподлинно неизвестно. Но во всяком случае, волынку Нерон уважал, и даже поместил ее изображение на монеты. Оказавшись в Британии, волынка дошла и до Шотландии. И зажила там самостоятельной жизнью, превратившись в национальный инструмент шотландцев. Вскоре каждый глава шотландского клана имел собственный оркестр волынщиков. Они играли и во время праздников, и во время сражений. Когда дружественные кланы собирались вместе, волынщики соревновались друг с другом в исполнительском искусстве. В некоторых городах волынщиков нанимали даже для того, чтобы играть в церкви во время службы. Когда во второй половине восемнадцатого века Шотландию покорили англичане, волынки были запрещены наряду с юбками-килтами и символикой кланов. Волынку объявили «инструментов войны», и играть на ней шотландцы могли только во время секретных собраний. Но прошло всего несколько десятилетий, и волынку начали использовать в британской армии для подачи сигналов войскам во время сражений и в мирное время. Немало храбрых волынщиков пало во время битв, ведь они были самой заметной целью для врага. Королева Виктория стала первым монархом Нового времени, который пожелал иметь личного волынщика. В 1842 году она посетила замок маркиза Бридлбейнского с целью найти стоящего музыканта. И далеко ходить королеве не пришлось. Придворный волынщик маркиза Джон Бен Маккензи произвел на Ее Величество колоссальное впечатление. Впрочем, даже не он сам и не его музыка, а его наряд шотландского горца и волынка с золотыми наконечниками. По возвращении в Виндзор королева написала Бридлбейну и попросила найти ей волынщика столь же хорошего, как Маккензи. Маркиз, который был прекрасно осведомлен обо всем, что связано с волынками, был уверен, что лучшего волынщика, чем его собственный, ему не найти. Будучи верным подданным Ее Величества, Бридлбейн предложил своему музыканту стать личным волынщиком королевы. Однако тот не согласился, сказав, что «ему не нужен лучший хозяин, чем господин маркиз». Целый год понадобился Бридлбейну, чтобы найти достойную замену Маккензи. И только в 1843 году Ангус Маккей стал первым Личным Волынщиком королевы.

Источник: http://www.rsnradio.ru