Шотландские песни трубочника Вилиуса

Однажды поздно вечером в Цесисском замке заиграла волынка. На закате ее было слышно далеко за полуразрушенными крепостными стенами. Люди в городе останавливались, смотрели по сторонам и не могли понять, кто же решился нарушить покой средневекового замка.

А нарушил его литовский парень Вилиус Матутис — единственный прибалтийский трубочных дел мастер, который предпочитает отдыхать, играя на любимой волынке. В Риге вы его наверняка видели — например, в солнечные деньки в Верманском парке.

Слушая музыку кельтов

— Только на свежем воздухе и можно нормально поиграть на волынке, потренироваться, освоить какие–то приемы. В закрытом помещении слишком уж сильная идет от инструмента звуковая волна, аж стекла дребезжат, — говорит Вилиус. Кожаный мешок его волынки вновь раздувается, а торчащие в стороны трубки–бурдоны и флейта уносят своей песней музыканта, судя по его взгляду, в горы далекой Шотландии.

Матутис грезил кельтской волынкой много лет, а играть научился чуть больше года назад. Учился сам, доверившись лишь собственному слуху. В Балтии Вилиус тут же стал экзотикой, мастеров игры на волынке в наших краях по пальцам одной руки можно перечесть. А осуществить мечту Матутису удалось благодаря изготовлению трубок. Как?

— Сделал три трубки, продал их и купил шотландскую волынку. Недавно меня пригласили поучаствовать в записи музыки к полнометражному латвийско–английскому мультфильму, какому именно — пока секрет. Иными словами, курение трубки и игра на волынке превосходно сочетаются. Чем больше попыхиваю трубочкой, тем лучше работают легкие и закачивают в кожаный мешок волынки воздух! — смеется Матутис.

А мог бы стать пастырем…

Первую трубку Вилиусу, юноше из набожной католической семьи, подарили лет в четырнадцать. Парень ее тут же набил табачком (распотрошил пару сигарет) и… Дым от основательной затяжки пошел из ушей, да еще отец наградил крепкой затрещиной. Родители, пригрозив ремнем, трубку конфисковали. Но Вилиус не сдался! Взамен конфискованной решил сделать трубку сам.

Прочел, что проще всего сделать трубку из корня вишни. Осенью собрал корни, очистил их от верхнего слоя (иначе в процессе сушки дерево по-трескалось бы), закинул их на чердак и стал ждать до весны. Так, методом проб и ошибок, Вилиус в 16 лет сделал свою первую трубку. Курилась она (понятно, подальше от родительского дома) превосходно!

— У меня тогда был друг Эмиль. Он, увидев трубку, разумеется, не поверил, что я ее сам сделал. Что ж, взял и вырезал ему за пару недель такую же, — вспоминает Вилиус. Так и пошла слава о мастере.

Вскоре о Матутисе узнали во всей Литве, его позвали на выставку трубок во Франкфурт. Народу там они понравились. Даже предложили поработать в Германии…

— Только я отказался, поскольку важно было закончить обучение в Литовском католическом лицее… Правда, диплом религиозного заведения я так и не получил, ушел, не доучившись. А иначе я стал бы пастырем в каком–нибудь литовском храме… В общем, решил начать зарабатывать своим умением резать трубки.

В этом искусстве, как позже и в умении играть на волынке, Матутис до всего доходил сам, поскольку на дорогих учителей в Германии, бравших за занятие по 100 марок, денег просто не было. Сколько испортил трубок, пока не добился необходимого результата, наверное, уж и не счесть… Но сегодня 24–летний Вилиус — единственный мастер трубок во всей Прибалтике!

Душа верескового корня

Работает он в небольшой мастерской неподалеку от Цесисского замка. В помещении — станки, какие–то — самодельные, другие — собранные под заказ в Шяуляе. Бывает, работает сутками.

— Это в кайф, хоть на трубках в Прибалтике особенно и не заработаешь, поскольку почти все деньги надо вкладывать в оборудование. Причем изготовлению трубок надо отдавать себя полностью, дабы не потерять соответствующего настроя, — подчеркивает Вилиус.

Одно время Матутис делал трубки из корней вишни, яблони и сливы. И у каждой был свой неповторимый вкус, например, той же сливы. Работал и с итальянским бриаром (куст из семейства вересковых), который заказывал через Интернет. Дорогое удовольствие: один брусок хорошего дерева строит около 15 латов. А не дай Бог испортишь трубку, которую твой клиент давно дожидается.

— Бывало, покупаешь на последние деньги бриар, возишься с ним, делаешь трубку, а потом вдруг оказывается, что внутри — в куске дерева — песок, капли влаги, словом, брак. Вся работа коту под хвост! — восклицает мастер. — Зато если все удается, то результат превосходит ожидания! Так, трубка, которой я горжусь по сей день, сделана из вереска, покрыта янтарем, инкрустирована серебром и золотом. Ее мне заказал министр экономики Литвы для подарка коллеге из Англии.

Вилиус любит работать и с камнем. Для трубок идеально подходит очень фактурная порода — нечто среднее между мрамором и доломитом. Матутис обожает делать индейские каменные трубки с мундштуками, обтянутыми кожей, украшенными бисером и конским волосом. Тут главное — не ошибиться в расчетах, иначе длинные трубки просто не будут куриться.

Капризная белая глина

— В последнее время я особенно полюбил делать длинные 20–40–сантиметровые, так называемые голландские трубки из белой глины. Сам глину нигде не добываю, а заказываю ее на небольших местных заводиках, где занимаются керамикой… Белая глина — очень капризный материал, с ним надо предельно грамотно работать. Я испортил трубок восемьдесят, пока во всем не разобрался до конца! Глина, нагреваясь, стягивается, а ведь в трубке очень важно соблюдать определенные параметры, например, диаметр камеры, толщину и длину мундштука, тонкое отверстие внутри и многое другое. В процессе обжига трубка становится совсем другой, нежели ты планировал ранее, ее форма запросто может поплыть… Наконец я вычислил верную температуру обжига. Теперь трубки получаются просто фантастические, и курить их можно неограниченное количество времени — хоть год, хоть пять, в общем, пока не разобьешь!

Потом, когда трубка уже готова, я покрываю кончик мундштука эмалью собственного рецепта, иначе чистая глина будет неприятно скрипеть на зубах. Кстати, так же поступали и в Средневековье, — замечает мастер. — Например, уже по зубам черепов, которые находят во время раскопок, можно определить, что за трубки курил человек. Если из чистой глины без эмали, то зубы всегда стертые. Соответственно, удается определить — перед тобой череп бедного человека или же богатого, предпочитавшего дорогие эмалированные трубки.

Недавно Вилиусу сделали заказ сотрудники Цесисского музея — изготовить копии средневековых голландских трубок, с которых и планируется вскоре открыть выставку в замке. Будем ждать. И, конечно, покурим трубочки!

Источник: http://www.dpils.lv