Полосатые у клетчатых

kmo_101546_00236_1_t207На твердокаменной Королевской Миле, главной улице Эдинбурга, идущей от собора к замку, праздное шествие толстых и очень нетрезвых волынщиков в национальных клетчатых юбках — явление более чем обычное. Однако 15 июня этого года к «клетчатым» торжествующим волынщикам присоединились персонажи довольно странные для данной холодной местности. Это были сплошь «полосатые» итальянские участники проекта Hotel Missoni, как раз распахнувшего двери в Эдинбурге в этот день. Среди новоиспеченного семейства «полосатых» особенно выделялась задорным весельем и южной статью руководитель проекта, седовласая госпожа Розита Миссони, открывшая вместе с цепочкой Rezidor первый в мире отель имени своей семьи.
60-летний швейцарец Курт Риттер, глава Rezidor (бренды The Regent, Radisson Blu, Park Inn), пламенно носился с идеей создания собственного fashion-отеля с 2004 года (идея такого отеля, впрочем, была далеко не нова: подобные проекты существовали и существуют у домов Bvlgari, Versace, Giorgio Armani). Господин Риттер подыскивал стоящий отменных гостиничных инвестиций fashion-бренд, и первоначально в кулуарах называлось имя Cerruti, великолепной и прекрасной некогда итальянской марки, созданной Нино Черрути, учителем Джорджо Армани. Однако творческие дела у дома Cerruti в тот момент шли не очень шибко, а если честно, то совсем плохо, поэтому бизнесмен и отельер с 30-летним стажем Курт Риттер решительно отверг мысль о сотрудничестве с Cerruti и продолжил поиски. И вот остановился, кажется, на идеальной марке — Missoni.

В чем же прелесть и удобство Missoni для отельного предприятия? Во-первых, это бренд старый, фамильный и очень известный, но при этом не раскрученный до состояния «мечты массмаркета», есть в нем некая аристократичность. Во-вторых, в философии марки лежит перманентная итальянская декоративность. Ведь основа всего творчества Missoni — это неисчислимое количество рисунков и орнаментов. В-третьих, у Missoni, как и у многих итальянских fashion-компаний (из самых известных — уже упоминавшиеся нами антагонисты Giorgio Armani и Versace), есть линии Casa, то есть ежегодные интерьерные коллекции. Наличие художественных серий Casa позволяет фирменно укомплектовать почти любое пространство.

Первый Hotel Missoni (уже в этом году за гостиницей в Эдинбурге последует вторая, в Кувейте, в 2012-м в Омане откроется третья) располагает 136 комнатами, из них 7 — suites (и все с видом на Королевскую Милю). Архитектурная и интерьерная часть была в ведомстве почтенной Розиты Миссони, и опытная итальянка здесь не подвела. В интерьерах, укрытых в стенах сурового минималистского здания, нам удалось насчитать более 250 различных орнаментов. Это и цветы всех форм и цветов радуги, и полоска, и столь любимые Missoni зигзаги, и клетка, и горох, и примитивистские рисунки. Много стекла — матового, дымчатого, прозрачного, с разводами, копирующими рисунки на тканях. Много мозаики — этнической и минималистской.

Интерьерная палитра, выбранная Розитой Миссони, наследует стандартной палитре fashion-коллекций и Casa Missoni: песочный, фиолетовый, розовый, лиловый, голубой и синий, бирюзовый, оранжевый, желтый, черный и белый. В пространстве Hotel Missoni парадоксальным образом почти не оказалось никакого дерева и никаких металлов: стены триумфально задрапированы тканями, мебель — покрывалами и подушками, а полы — коврами.

«Моя идея заключалась в том, чтобы создать именно такой тактильный отель. Отель, который приятен не только на вид, но и на ощупь. В каком-то смысле это теплая, душевная нора. А в Эдинбурге, где часто бывает холодно, предложить путешественникам отель, где первую скрипку играют наши ткани, было вдвойне важно»,— рассказывает Розита Миссони. И тут же уверенно встает к большой и горячей плите: именно синьора Миссони разработала меню ресторана Cucina, собравшего классику итальянской кухни — цукини и флорентийские стейки, пасты и ризотто, брускетты и цвет национальных dolce. Каким-то невероятным образом в страну виски семье Миссони удалось протащить неплохую коллекцию национального вина.

Но больше всего времени Розита Миссони любит проводить не на кухне, а как раз в баре Hotel Missoni: «Мне хотелось, чтобы здесь была атмосфера нашей итальянской dolce vita, коктейлей с мартини и шампанским, веселья и счастливой беззаботности. Мне хотелось бы, чтобы дамы приходили в коктейльных платьях и на каблуках!» Эдинбург с его ежедневным утренним виски и дремучими волынщиками в юбках — это, на наш взгляд, все-таки странное место для коктейльного платья и каблуков, но мы пообещали Курту Риттеру обязательно попробовать что-нибудь предпринять на этот счет.

Источник: http://www.kommersant.ru