От князя Игоря до наших дней

Волынщик-призрак на Крымской войне и немцы на Красной площади

Грядущей осенью, а именно с 13 по 16 сентября в Москве на Красной площади пройдет Международный военный фестиваль «Кремлевская зоря». Общее число участников составит более тысячи военнослужащих различных родов войск, включая кавалерию, музыкантов и других исполнителей.
Нашу страну представят Центральный оркестр Министерства обороны, Президентский полк и оркестр и другие, а также фольклорные коллективы. В числе зарубежных гостей — сводный оркестр волынщиков из Великобритании, Ирландии, Канады, ЮАР, Австралии и Новой Зеландии, оркестр и рота почетного караула Датской Королевской гвардии, итальянские флагоносцы (сбандьератори) из Ареццо, Губбио, Сансеполькро и Флоренции. И – впервые – на Красной площади выступит сводный оркестр Вооруженных сил Германии.
Если искать аналогии, то в первую очередь вспоминается знаменитый Эдинбургский военный фестиваль, который проходит ежегодно с 1947 года. Есть подобные фестивали и в других странах мира. Вообще конкурсы военных оркестров стали проводиться с середины XIX века. Первый из них прошел в Париже, и там российские музыканты, суровые бородачи в кирасах, поразили лощеную публику и самого председателя жюри, композитора Россини, тем, что играли, как лучшие профессионалы.

— Военная музыка на Руси была всегда, да и не только на Руси – под трубы, как известно, рухнули стены Иерихона, — говорит кандидат исторических наук Дмитрий Федосов. — И в культуре Древнего Востока, и Греции, и Рима есть упоминания о военной музыке, и у кельтов тоже. Древнерусский период не исключение. Тому много свидетельств, «Слово о полку Игореве», например. Мы оттуда взяли девиз «Кремлевской зори» – «…под трубами повиты, под шеломами взлелеяны» — это слова князя Всеволода. То есть боевые трубы существовали уже тогда, другое дело, что не было оркестров. Ведь оркестр — это определенный состав музыкантов, с разными родами инструментов, ударных и духовых, как медных, так и деревянных. Это явление у нас возникло не сразу, и под западным влиянием. Я сейчас перевожу дневник Патрика Гордона, главного военного советника Петра Великого, так вот он свидетельствует: 7 сентября 1688 года царь Петр Алексеевич, коему тогда было 16 лет, послал нарочного за пятью флейтистами и пятью барабанщиками, и эти музыканты были отправлены в Потешный, впоследствии ставший Преображенским полком…
Зарождение военных оркестров можно датировать 1711 годом уже после переноса столицы в Петербург, когда были утверждены штаты полков, определено, где какому полку стоять по губерниям, и было определено количество музыкантов. Очень, кстати, скромное: в пехоте 9 человек, в артиллерии 10, в кавалерии 11. Разумеется, это не распространялось на гвардию, оркестры Семеновского и Преображенского полков были более многочисленны. Играли они сигналы, которые исполнялись на барабанах, флейтах, трубах и рожках (первоначальный состав XVII века). Окончательно о создании военных оркестров можно говорить в середине XIX века, когда появились вентильные духовые инструменты. Тот оркестр, который мы знаем, сложился при Николае I.
По словам главного военного дирижера Министерства обороны Российской Федерации генерал-майора Валерия Халилова, от военно-оркестровой службы в фестивале будут участвовать более 300 человек.
— Мы открываем фестиваль, выступаем в середине в исторических костюмах и завершаем его вместе со всеми участниками, — говорит он. — Вначале мы покажем дефиле, то есть передвижение сводного оркестра под музыку. Поскольку Центральный военный оркестр будет в исторических костюмах, то и дефиле будет основано на старинной музыке, маршах лейб-гвардии полков. Что касается финала, то мы уже подобрали музыку — в первую очередь она завершающая, финальная, помпезная, державная. Прозвучит гимн Европы – финал 9-й симфонии Бетховена, дирижировать будет немецкий дирижер. Мы будем играть увертюру Чайковского «1812 год», марш «Прощание славянки», гимн Российской федерации, русскую вечернюю зорю.
Ноты у всех одинаковы, — смеется главный военный дирижер, — проблем быть не может. Есть эпизоды технически сложные, но музыканты очень профессиональные. Меня больше волнует акустика на Красной площади, хотя мы-то привыкли – военные парады каждый год 9 Мая.
— Для военной музыки важна акустика?
— А как же, она для любой важна. Ну и, во-вторых, мы старались не то что бы всем угодить, но не забыть всех участников. В частности, для волынщиков мы специально написали пять мелодий русских народных песен, и они будут их играть под аккомпанемент нашего сводного оркестра.
Волынка в современном понимании ассоциируется, прежде всего, с Шотландией. Но подобные инструменты существовали во всех культурах, и у арабов, и у скандинавов, и в России – небезызвестная дуда как раз и есть волынка. Точнее была. Увы, сейчас она почти забыта. А волынка неразделимо связана с образом Шотландии. Дмитрий Федосов рассказывает, что шотландцы первыми создали оркестр волынщиков, и эта традиция прижилась в британской армии. По иронии судьбы – как раз в те времена, когда шотландский национальный костюм и волынка были запрещены под страхом тюрьмы и ссылки.
Волынщиков на Красной площади соберется едва ли не больше, чем бывает в Эдинбурге, 17 оркестров волынщиков и барабанщиков, численностью 20-25 человек каждый, — общим числом 350-400 человек получается.
— Волынка — это инструмент военный, хотя у нас будут не только военные оркестры, но и полицейские, и гражданские, — говорит Дмитрий. — Есть замечательные истории, связанные с волынкой и в России. Потомок русско-шотландского рода Лесли, произошедшего от генерала Александра Лесли, рассказывал, что перед Крымской войной один из русских Лесли состоял при русской миссии в Лондоне, и научился играть на волынке, да так хорошо, что в Крымскую войну наши выпускали его как приманку для захвата пленных. Он играл перед британскими позициями, шотландцам, естественно, в голову не приходило, что кто-то, кроме них, может так играть, и они спокойно выходили из окопов, наши их хватали… А так как шотландцы — народ суеверный, вскоре разнесся слух о волынщике-призраке, услышать которого – к беде. Этот человек, потомок Лесли, уверял, что его отец еще видел эту самую волынку, хранившуюся где-то в Костромской губернии в родовом имении Лесли.
Вот так. Хоть Крымскую войну Россия и проиграла, зато какая получилась легенда! Что ж, славянская душа загадочна, и кельтская ей под стать…
Станет ли московский фестиваль военной музыки столь же традиционным, как Эдинбургский, покажет время. В следующем году будет отмечаться юбилей Преображенского полка, опять, как говорится, нет повода не сыграть. Кстати, именно форма Преображенского полка выбрана в качестве исторического мундира для нынешних военных музыкантов.

Источник: Общенациональная газета Россiя (http://rgz.ru)