Кто и где сыграет на волынке

Украинцам собственно традиционные музыкальные инструменты, как ни странно, малоизвестны. Редко кто знает: бандура — музыкальный символ Украины — на самом деле заблудший музоний татарских нашествий. (Однако, принимая во внимания слова профессора Даля относительно очень древней культуры Карпат, украинцы едва ли не побратимы с шотландцами и ирландцами!) Да и родиной козы — дуды (как разновидности волынки) является Индия… «Нет ничего странного, — завел разговор реставратор и мастер народных инструментов Дмитрий Деминчук, — что и по нашим землям ширилось ее пение. Любой инструмент останавливается там, где есть мастера и исполнители. А украинские земли на таланты столь плодородны»!

Знатоки говорят: волынка пела еще о событиях IX и даже VIII веков. Сначала она была инструментом пастухов, а впоследствии, уже в Древнем Риме, зазвучала в театре и даже в военном оркестре. В Украину это приспособление дошло значительно позже. В свое время украинская волынка входила в состав оркестра Войска Запорожского. И, учитывая сложность игры, как свидетельствуют реестровые документы, зарплата у волынщиков была значительно выше. И хотя мастеров мало, в Карпатах до сих пор сохранился тогдашний вариант этого инструмента. По словам нашего собеседника, не самому ли первому мастеру, карпатцу Василию Михайлюку, в 1968- м было 92 года? Это уже от него эстафету перенял Майотос, житель села Ростоки Путильского района Черновицкой области. А третье поколение мастеров остановилось в семье Михаила Тафийчука — поселок Верхняя Ясиня Верховинского района на Ивано- Франковщине. Время все меняет. Теперь украинская волынка звучит разве что в западно-украинских областях.

Самым древним и в то же время самым распространенным инструментом Украины считают гусли. Цимбалы также были популярны. И, как вспоминают старожилы, именно они чаще всего входили в состав традиционной в борисфеновом крае троистой музыки. Чтобы пролить свет на отдельные составляющие, в частности на «козу- дуду», я решила расспросить-таки все у Дмитрия Деминчука. «Дуда, коза, баран, мех — все это названия одного и того же народного музыкального инструмента, который известен многим народам мира, — рассказывает пан Дмитрий. — Но самое распространенное его название — волынка». Почти полжизни посвятил мастер волынкарству. Однако, оглядываясь на сделанное, самым большим достижением считает сочетание в «козе-дуде» аппликатурной (сопилковой) и бьернской систем. Это дало возможность нашей рогатой Маньке мекать едва ли не всеми сестринскими голосами. Да, что ни говорите, а в волынке Деминчука «ртов» немало!.. Однако рабочих рук — специалистов — чтобы эти рты продирать-кормить, пока что мало. Киев, например, поддерживает своим преподаванием заслуженный артист Украины Юрий Гвоздь, имеющий собственную студию при Государственной капелле бандуристов Украины. Скажем, Олесь Журавчак, аспирант Киевского университета культуры, лауреат международных конкурсов, только недавно начал практиковать ученикам класс сопилки в том же вузе. Львов культурно поднимает профессор Корчинский с дочерью Боженой. В Ровно, Луцке, Трускавце, Дрогобыче и Коломые тоже есть по преподавателю.

КАК ЕЕ УКРАСИШЬ, ТАК ОНА И ЗАМЕКАЕТ

Если когда-то к изготовлению «козы-дуды» относились не так уж и скрупулезно, нынче именно внешнему ее виду уделяют больше всего внимания. Иногда и полжизни не хватит, чтобы инструмент сделать в совершенстве. Скоро минует полгода, как Дмитрий Деминчук совершенствует игровую трубку, чтобы максимально приблизить ее звучание к шотландской и ирландской сестрам. «Ну просто заело, — продолжает, — очень хочу заиграть по-шотландски действительно на шотландском!» Немало на его голосистой подруге побрякушек, бахромы и кистей. Однако самое главное — скульптурная головка козы. Собственно, отсюда и название: коза- дуда. Издавна музыка и магия — понятия синонимические. Опасно было ссориться с музыкантом — мог исполнить песню-проклятие. Поговаривают, сама королева Елизавета I ужасно боялась силы ирландских волынщиков, а поэтому приказывала их вешать, ставя клеймо воров и преступников. Однако барды средневековья как-то да передавали способности. Позднее их навыки усовершенствовали немецкие менезингеры и французские трубадуры. Настоящим мастером волынщика считали тогда, когда тот мог идеально сыграть три мелодии: песню, которая заставит заплакать; песню, которая заставит рассмеяться; и песню, которая погрузит в сон. «Помню, — делится воспоминаниями Дмитрий Флорович, — однажды потянул волынку в кофейне. Одна бабка аж подскочила, наделала шума, тогда как все остальные восприняли нормально. Значит, что-то в ней было злое…» Однако изобличителем темных сил мастер практиковать не собирается. Одного только хочет — сохранить и передать старые украинские традиции и отстоять право украинца на собственную культуру. «Как-то услышал по радио, что представители развитых стран согласны спонсировать развитие искусства игры на волынке в Украине, — продолжает он, — в принципе, мы согласны — пусть. Вот только не нужно нам навязывать шотландский вариант, как это произошло с Москвой и Санкт-Петербургом — шотландские и ирландские юбки заполнили все. У нас же есть вариант с западно-украинским мотивом».

То, что музыкальная промышленность Украины искусственна, давно никто не сомневается. В конце концов, судите сами. Киевский завод духовых музыкальных инструментов, который раньше выпускал комплекты духовых инструментов почти для всего бывшего Советского Союза, согнулся. Только его едва хватает, чтобы выпустить партию- другую деревянных окон или дверей. Теперь разве что Житомир изредка отзывается баянами, Переяслав-Хмельницкий — уцелевшими гитарами, а Львов, как и Чернигов, гомонит одиночными бандурами — заказ тех, кто чувствует в себе далекий отзвук предков. «Все мои ученики в выходные дни стоят на Андреевском спуске, — жалуется наш герой — торгуют сопилками и некоторыми другими инструментами. Вот если бы мы жили в самой маленькой, но развитой стране, было бы легче». Действительно, в таких странах, как Бельгия и Швейцария, несмотря на маленькую площадь, цена на ум и ловкость рук не падает. При учебных заведениях, например, есть лаборатории тех музыкальных инструментов, которые заводы не выпускают. Там с молодежью занимаются мастера, чем, собственно, помогают и всей стране. У нас это, к сожалению, не практикуют. Конечно, можно было бы пойти через Министерство культуры, Академию искусств или Университет культуры или, скажем, при университете Драгоманова что-то похожее открыть. «Но если бы базу начальную получить, — вздыхает Дмитрий Деминчук, — несколько лет назад у нас даже ансамбль собственный был из пяти человек. Ездили с выступлениями в Испанию, Швецию…» Многие из таких направляются за границу. Кто — учиться, а кто — преподавать. Например, Олег Донич, талантливый исполнитель на народных духовых инструментах, в этом году заканчивает музыкальное обучение в Румынии. Очень хочет вернуться в Украину, но ведь что его здесь ждет? После такого высокого образования играть на Крещатике на шляпу он не будет, а профессиональные выступления редко кого интересуют.

ПОКА ИРЛАНДЦЫ ИГРАЮТ, МЫ ИЩЕМ МЕЦЕНАТОВ

Таким образом, живя реальностью, Дмитрий Деминчук выводит в свет чудо-коз только разве на большие праздники действительно государственного значения. Или, скажем, по приглашению Посольства Ирландии в Украине — как дополнительный вариант выгулять бородатую подругу. Зеваки утешаются — настоящий ирландец, ведь звук волынки говорит сам за себя… Однако мастеру обидно — люди не прислушиваются к мотиву. Редко кто на улице узнает в нем действительно наше, украинское.

Одновременно плакать и смеяться хочется, когда удастся встретить двадцать ирландцев. Все они смогут сыграть родную музыку или спеть родную песню. Не говорю уже о танцах — традиционные рил (reel) и джигу (jig). Действительно, это люди, живущие музыкой. А что у нас — и это самая певучая нация?! Когда «украинец», придя на съемки «Караоке на майдане», вспомнит хотя бы один куплет той материнской, это уже равносильно подвигу.

А тем временем ирландцы выбрались из трясины — сбросили шкуры путешествующих сказочников, поэтов и музыкантов. Нынче из их фолка возникли и новые стили: фолк-панк, панк-фолк. Конечно, в них отражены настроения завсегдатаев дублинских баров, но уже не только на языке народных песен, но и на языке современной молодежи: панков и детей легендарного поколения «людей за проволокой».

А украинцы все ищут меценатов. Просят добрых людей из-за бугров помочь навести порядок в собственной хате. Казалось бы, нужно немного — просто открыть детскую школу мастеров. Легко им удивляться со своей колокольни, вроде, и все же есть, а культура предков, извините, в … Вскоре народные инструменты будут жить разве что в легендах. Конечно, можно надеяться на исполнительскую традицию Государственного оркестра народных инструментов под руководством Виктора Гуцала, в котором есть почти все украинские экзотические инструменты. Однако даже тот теряет последнее. Подвергаясь модерным веяниям, оркестр все чаще исполняет произведения неоклассиков или сопровождает пение известных певцов. Чистая аутентика, к сожалению, уходит далеко в сторону. Жаль только, что сторона эта уж очень далеко…

Источник: ЕЖЕДНЕВНАЯ ВСЕУКРАИНСКАЯ ГАЗЕТА ДЕНЬ (http://www.day.kiev.ua)