Фолк по-русски: что имеем – не поЁм

58bf3ad01ced3b67a4180b322663df0cВсе чаще у нас проводятся фестивали и концерты, названия которых содержат частицу «фолк». На них с удовольствием идут целыми семьями, в пестрой толпе зрителей можно увидеть людей самых разных возрастов. Артистам охотно подпевают, под зажигательные мелодии многие пускаются в пляс, водят хороводы, исполняют затейливые народные танцы. Вот только внятно ответить на вопрос: «Что же такое фолк-музыка в России?» не может никто, даже сами музыканты, работающие под этой маркой.
С английского folk переводится как «народ» или «народный», и, казалось бы, в нашей стране в этом стиле должны выступать красавицы-певуньи в кокошниках и сарафанах и гармонисты в косоворотках. Но на деле все обстоит совершенно иначе: русские фолк-коллективы в основном играют мелодичный рок с элементами ирландской или скандинавской народной музыки. И многие их композиции, по сути, являются адаптированными, «переводными» версиями европейских мотивов. На фолк-фестивалях можно запросто увидеть и услышать ирландские скрипки, шотландские волынки и аутентичные средневековые инструменты. А также встретить толкиенистов, поклонников металла и готической музыки, хиппи всех возрастов и любителей ирландских танцев.

Но, несмотря на то что в последние годы музыка с приставками «фолк-» и «этно-» стала не просто популярной, но и модной, обращения к русскому фольклорному наследию среди ее исполнителей так и не произошло. Создается ощущение, что сегодня народные песни и обычаи по-настоящему интересны только ученым-этнографам и фольклористам. Родные аутентичные мелодии так и не стали модными, и, кажется, мы по-прежнему стесняемся их.

Воспользовавшись случаем, «НА» расспросил участников фестиваля «Folkday», который недавно проходил в Москве, что за фолк они играют.

— Это смешно, но группы, выступившие на «Фолкдэе», на самом деле фолка не исполняют, — откровенничает Дмитрий Курцман, группа The Dartz. — А популярность ирландских мотивов у российских исполнителей фолка объяснить очень просто: их легкое веселье заполнило пустоту, которая образовалась в народном сознании за годы советской власти.

— Мы часто используем татарские, марийские и чувашские мотивы, а они очень похожи на ирландские, — признается Михаил Вырин, «Медвежий угол». — Печально, что в наши дни тех, кто обращается к народной музыке с душой, не боится выйти с ней на сцену, очень мало. И потому пляшут у нас в основном под кельтов.

— Нашей группе очень близки, к примеру, казачьи мотивы и песни, северные — поморские, новгородские, — их мы и воспроизводим в своей музыке, — отмечает Дмитрий Ревякин, «Калинов мост». — Сегодня всем изрядно надоело то, что крутят на fm-станциях. Люди интуитивно потянулись к народным традиционным мелодиям.

Очень жаль, что пока на таких фестивалях отечественный фольклор едва различим среди рок-обработок народных мелодий скандинавов и кельтов, а традиционные русские мотивы ассоциируются лишь с детскими сказками и развлечением для иностранных туристов, жаждущих русской экзотики. Однако со временем ситуация может измениться, ведь фолк, пусть и в европейском своем варианте, уже нашел у нас благодарную аудиторию.

Источник: http://www.argumenti.ru